Главная | Автоюрист | Влечет ли расторжение кредитного договора прекращение залога

Постановления Пленума ВАС РФ

Удивительно, но факт! Дополнительные соглашения N 4, 5 не являются самостоятельными сделками, а являются неотъемлемой частью кредитного договора.

Анализ статистических данных, представленных судами по этой категории дел, позволяет сделать вывод о том, что стороны гражданско-правовых отношений стали все чаще прибегать к судебной защите нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов. Количество дел по рассматриваемой проблематике за период с по год свидетельствует об устойчивой тенденции роста более чем в три раза обращений заинтересованных лиц в суды и к мировым судьям за разрешением спорных ситуаций в сфере кредитования граждан.

Это связано в первую очередь с тем, что сформировавшаяся по ряду правовых вопросов судебная практика позволила сторонам урегулировать их в досудебном порядке. Значительную часть гражданских дел по кредитным спорам составляют дела по искам о взыскании задолженности с заёмщиков и поручителей - физических лиц, об обращении взыскания на имущество, заложенное в обеспечение возврата кредита, о досрочном возврате кредита, заявленным кредитными организациями.

Физические лица, а также действующие в их интересах общественные организации потребителей и территориальные органы Роспотребнадзора, как правило, обращаются в суд или к мировым судьям с исками о признании недействительными отдельных условий кредитных договоров, взыскании в связи с этим убытков, прекращении залога либо поручительства. Целью настоящего обзора является рассмотрение вопросов применения судами законодательства, регулирующего отношения между банками, иными кредитными организациями и физическими лицами, связанные с исполнением кредитных обязательств.

Споры, возникающие из кредитных отношений, с участием физических лиц подведомственны судам общей юрисдикции. Несмотря на данное разъяснение, в судебной практике продолжают иметь место случаи неправильного применения правил о подведомственности названных споров. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконным определение суда, которым было прекращено производство по делу по иску банка к индивидуальному предпринимателю и к его поручителю физическому лицу о взыскании задолженности по кредиту.

Прекращая производство по делу, суд, в частности, исходил из того, что договором о предоставлении кредита, заключённым между банком и индивидуальным предпринимателем ответчиком , предусматривалось условие о подведомственности спора арбитражному суду. В другом деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконным прекращение производства по делу в части исковых требований банка к государственному унитарному предприятию далее - ГУП о взыскании задолженности по кредитному договору, об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору о залоге оборудования и по договору о залоге товаров в обороте.

Прекращая производство по делу в указанной части, судебные инстанции исходили из того, что рассмотрение требований, заявленных банком, в том числе и к поручителям - физическим лицам, возможно отдельно от рассмотрения исковых требований, предъявленных к основному должнику - ГУП; требования, предъявленные к ГУП, носят экономический характер, вытекают из предпринимательской деятельности.

Кроме того, кредитными договорами, заключёнными между банком и ГУП, предусмотрено рассмотрение споров арбитражным судом. При этом истец в ходе рассмотрения дела не отказался от требований в отношении кого-либо из ответчиков. Прекращая производство по делу в части требований, заявленных к должнику - ГУП, суд не принял во внимание, что солидарный характер ответственности должника юридического лица и поручителей физических лиц , учитывая предъявление кредитором требования ко всем указанным солидарным должникам одновременно, не позволяет суду принимать решение о разъединении заявленных требований исходя из субъектного состава спора и, следовательно, возникший спор подведомствен суду общей юрисдикции.

Введение процедуры наблюдения в отношении юридического лица, являющегося должником по кредитному обязательству, обеспеченному поручительством гражданина, не изменяет подведомственности рассмотрения судом общей юрисдикции искового требования кредитора о взыскании задолженности с поручителя. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконным прекращение производства по делу по иску банка к обществу с ограниченной ответственностью и к поручителям физическим лицам о взыскании задолженности по кредиту.

Между тем действующее законодательство не предусматривает нормы, в соответствии с которой спор о взыскании с поручителя задолженности по обеспеченному поручительством обязательству может быть рассмотрен арбитражным судом с участием физического лица. Судом по делу установлено, что договорами поручительства, заключёнными банком с физическими лицами, предусмотрена солидарная ответственность поручителей за исполнение денежных обязательств заёмщиком - обществом с ограниченной ответственностью.

Процессуальной формой привлечения к участию в деле должника и поручителя как субъектов солидарной ответственности, возникшей для них одновременно и в равном объёме, является привлечение их в качестве соответчиков. По общему правилу при неделимости предмета обязательства, обеспеченного поручительством, солидарная ответственность должника и поручителя возникает для них одновременно и для каждого из них имеет равный объём.

Материально-правовое требование банка или иной кредитной организации о взыскании задолженности при солидарной ответственности должника и поручителя может быть заявлено к каждому из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Процессуальной формой привлечения к участию в деле субъектов солидарной ответственности, возникшей для них одновременно и в равном объёме, является привлечение их в качестве соответчиков.

При рассмотрении такого рода дел исковые требования к поручителям и заёмщикам предъявляются банками в отдельности в различные суды: Если исковое заявление кредитора о взыскании долга подано в суд общей юрисдикции только к поручителю, то при вынесении решения по существу заявленного требования юридически значимым обстоятельством, которое входит в предмет доказывания, является факт исполнения решения арбитражного суда о взыскании задолженности по данному кредитному договору с основного должника и объём удовлетворённых требований кредитора.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконными судебные постановления об удовлетворении требований банка о взыскании с должника индивидуального предпринимателя и его поручителей физических лиц в солидарном порядке суммы долга и обращение взыскания на заложенное в обеспечение возврата кредита имущество, принятые без установления и исследования указанных обстоятельств.

Разрешая дело и удовлетворяя заявленные требования, судебные инстанции исходили из того, что принятые по кредитному договору обязательства ответчиком надлежащим образом не исполнены, договорами поручительства, заключёнными между банком истцом и физическими лицами ответчиками , предусмотрена солидарная ответственность поручителей, а потому сумма основного долга, проценты и неустойка подлежат взысканию с должника и поручителей солидарно. Между тем судами установлено, что ранее решением арбитражного суда с того же должника - индивидуального предпринимателя в пользу банка истца по данному делу взыскана сумма задолженности по тому же кредитному договору основной долг, проценты за пользование кредитом, пеня за несвоевременную уплату процентов и обращено взыскание на предмет залога с установлением его начальной продажной цены.

Данное решение арбитражного суда вступило в законную силу, возбуждено исполнительное производство, судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о передаче арестованного имущества на реализацию. Анализ судебной практики свидетельствует о том, что применение положений законодательства о подсудности дел по спорам, возникающим из кредитных правоотношений, не является единообразным.

Ранее аналогичная позиция нашла отражение в судебной практике Верховного Суда Российской Федерации в определении, вынесенном по делу со схожими фактическими обстоятельствами по иску гражданина к банку о признании недействительным условия договора банковского вклада о разрешении споров в суде по месту нахождения банка. При этом Судебная коллегия указала, что законодателем в целях защиты прав потребителей, в частности по данному делу граждан-вкладчиков как экономически слабой стороны в договоре, введены дополнительные механизмы правовой защиты, в том числе и в вопросе определения подсудности гражданских дел с их участием.

В то же время, если содержащееся в кредитном договоре условие, определяющее территориальную подсудность дел, возникающих между спорящими сторонами кредитных отношений, в установленном законом порядке не оспаривалось и является действительным, то это условие продолжает действовать и на день рассмотрения дела судом. В соответствии со статьёй 32 ГПК РФ, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству.

Из вышеназванной нормы следует, что стороны вправе изменить соглашением между собой установленную законом территориальную подсудность дела до принятия судом заявления к своему производству. Стороны не вправе изменить исключительную и родовую предметную подсудность, которая определена законом.

Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, в том числе и договор присоединения. Указание на то, что все споры, связанные с договором кредитования, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции по месту нахождения банка или его обособленного подразделения, выдавшего кредит, содержится в пункте кредитного договора, заключённого между банком истцом и заёмщиком - физическим лицом ответчиком.

Удивительно, но факт! Кстати, несмотря на то, что заявления лежат в прокуратуре, мошенница пока на свободе.

Руководствуясь принципом диспозитивности гражданского процесса, стороны, воспользовавшись правом выбора между несколькими судами, определили подсудность для всех дел, связанных с исполнением кредитного договора, в том числе и для данного дела. Правоприменительная практика свидетельствует, что в судах ещё не сложился единообразный подход к решению вопроса о территориальной подсудности рассмотрения дел, связанных с обращением взыскания на недвижимое имущество, заложенное в обеспечение возврата кредита.

В связи с этим у ряда судов возникает вопрос о правомерности применения к рассматриваемым отношениям правила об исключительной подсудности, предусмотренного статьёй 30 ГПК РФ. Следует признать обоснованной сложившуюся судебную практику, которая исходит из того, что требование об обращении взыскания на заложенное в обеспечение возврата кредита недвижимое имущество не является самостоятельным спором о правах на это имущество.

Данный подход к разрешению споров о подсудности однозначно установился в судах Республики Башкортостан, Кабардино-Балкарской Республики, Алтайского и Ставропольского краёв, а также в судах Белгородской, Брянской, Волгоградской, Иркутской, Липецкой, Новосибирской, Орловской, Самарской, Свердловской, Ульяновской и Псковской областей по материалам судебной практики.

Влечет ли расторжение кредитного договора прекращение залога

Так, определением районного суда было отказано в удовлетворении ходатайства представителя ответчика о передаче по подсудности в другой районный суд того же города гражданского дела по иску банка к заёмщику физическому лицу о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество. Судебная коллегия по гражданским делам областного суда при вынесении определения об оставлении указанного определения суда первой инстанции без изменения исходила из того, что иски об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не относятся к искам о правах на такое имущество, а связаны с разрешением вопроса о преимущественном получении кредитором залогодателя удовлетворения из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами должника.

Спор о праве на недвижимое имущество, с которым закон связывает правило об исключительной подсудности споров, в данном случае отсутствует по материалам судебной практики Новосибирского областного суда. Возвращая указанное заявление, как поданное с нарушением правил подсудности, суд исходил из того, что правило исключительной подсудности в данном случае неприменимо, поскольку заявленное в иске требование об обращении взыскания на заложенную квартиру путём её реализации с публичных торгов не может расцениваться как спор о праве на недвижимое имущество по материалам судебной практики Ульяновского областного суда.

Определением Иркутского областного суда оставлено без изменения определение Ангарского городского суда Иркутской области по делу о передаче дела по иску банка к заёмщику об обращении взыскания на имущество, о взыскании суммы долга, процентов и пени по подсудности в Куйбышевский районный суд города Санкт-Петербурга. Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, в том числе и кредитный.

Влечет ли расторжение кредитного договора прекращение залога исполинов

Судом установлено, что согласно условиям кредитного договора при возникновении разногласий между кредитором и заёмщиком по вопросам исполнения договора споры рассматриваются по месту нахождения кредитора - законного владельца закладной. Место нахождения кредитора, который является владельцем закладной, определено согласно его уставу в городе Санкт-Петербурге. Поскольку соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании указанной статьи, обязательно не только для сторон, но и для суда, то при указанных обстоятельствах данное дело не могло быть рассмотрено Ангарским городским судом.

Иск об обращении взыскания на заложенное имущество не является спором о правах на такое имущество, а связан с разрешением вопроса о преимущественном получении кредиторами залогодателя удовлетворения из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами должника по материалам судебной практики Иркутского областного суда. Определённые трудности на практике вызывает вопрос о том, признаётся ли действующим условие кредитного договора договора поручительства о подсудности спора по месту нахождения банка, согласованное между кредитором и заёмщиком поручителем , в случае уступки требования по просроченной кредитной задолженности третьим лицам.

При уступке права требования банком другому лицу сохраняют силу положения о договорной подсудности, согласованные в договоре первоначального кредитора с должником. Однако следует учитывать, что новый кредитор имеет право на предъявление иска по тем правилам о подсудности, которые согласованы в договоре. Например, если в кредитном договоре содержится условие о рассмотрении споров по месту нахождения банка с указанием его юридического адреса, то организация, в пользу которой была осуществлена уступка требования, имеет право на обращение в суд по месту нахождения первоначального кредитора по материалам судебной практики Свердловского областного суда.

Как показывает практика, при разрешении вопросов о применении сроков исковой давности по делам анализируемой категории суды, принимая во внимание действующее законодательство, учитывают сохраняющие силу разъяснения совместных постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся в том числе: Значительное число вопросов в практике судов связано с применением сроков исковой давности по требованиям, связанным с последствиями недействительности ничтожной сделки.

По делам анализируемой категории такого рода вопросы возникают, в частности, при рассмотрении исков граждан-заёмщиков к банкам о взыскании сумм комиссии за открытие и ведение ссудного счёта, уплаченных по условиям кредитных договоров в виде единовременных либо периодических платежей наряду с процентами за пользование кредитом.

Удивительно, но факт! Суд пришёл к выводу, что, устанавливая в договоре в качестве страховщика единственное юридическое лицо указание конкретной страховой компании , ответчик обязывает заёмщика застраховаться только в этой страховой компании, нарушая тем самым право физического лица - потребителя на предусмотренную статьёй ГК РФ свободу как в выборе стороны в договоре, так и в заключении самого договора. Снизилась и стоимость залогов по кредиту.

Сложившаяся судебная практика исходит из недействительности ничтожности данного условия кредитного обязательства. По общему правилу исковые требования заёмщика, поданные по истечении срока исковой давности при отсутствии уважительных причин его пропуска, о чём заявлено кредитором ответчиком , удовлетворению не подлежат. Из данного правила исходит судебная практика в случаях заявления ответчика о пропуске срока для защиты нарушенного права по иску гражданина-заёмщика о применении последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора, предусматривающего уплату комиссии за открытие и ведение ссудного счёта.

Срок исковой давности при указанных обстоятельствах исчисляется со дня, когда заёмщиком началось исполнение недействительной ничтожной части сделки, а именно со дня уплаты спорного платежа. Изучение правоприменительной практики показало, что судами в целом правильно применяется законодательство о сроках исковой давности при рассмотрении дел, по которым обязательства по кредитным договорам исполнены прекращены.

Примером обоснованного отказа в удовлетворении иска должника к кредитору об обратном взыскании суммы комиссии, уплаченной за период действия кредитного договора, является следующее дело. В процессе судебного разбирательства банк заявил о пропуске заявителем срока исковой давности, который, по мнению ответчика, должен исчисляться с момента начала исполнения кредитного договора.

Следовательно, поскольку право на предъявление иска в данном случае связано с наступлением последствий исполнения ничтожной сделки и имеет своей целью их устранение, то именно момент начала исполнения такой сделки, когда возникает производный от неё тот или иной неправовой результат, в действующем гражданском законодательстве избран в качестве определяющего для исчисления срока давности.

Аналогичным образом суды отказывают в удовлетворении исковых требований должников о взыскании комиссии за открытие и ведение ссудного счёта, уплаченной по кредитному договору, обязательства по которому ими исполнены досрочно, а иск предъявлен за пределами срока давности. При этом судом отклонены доводы истца о том, что поскольку кредитным договором предусмотрена уплата спорной суммы периодическими платежами, то срок исковой давности об обратном взыскании должен исчисляется отдельно по каждому платежу комиссии.

Вместе с тем неоднозначно складывается практика разрешения судами споров о применении последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора об уплате комиссии за открытие и ведение ссудного счёта ничтожной части сделки в тех случаях, когда срок исполнения кредитного обязательства не истёк, а иск должником предъявлен по истечении трёхлетнего срока с момента начала исполнения ничтожной части сделки. Правоприменительная практика свидетельствует, что кредитор не во всех случаях в добровольном порядке исключает из договора недействительное условие кредитного обязательства.

Однако если отношения кредитора с должником являются длящимися и на момент рассмотрения дела действие заключённого между ними соглашения продолжается, то суд, отказывая в удовлетворении требований должника о применении последствий недействительности ничтожной части сделки в связи с истечением срока реализации им данного права, вправе проверить сделку в этой части на предмет её действительности и в случае признания её противоречащей закону указать в мотивировочной части решения, что следка является ничтожной. В противном случае отказ суда в установлении ничтожности условия кредитного договора, не имеющего юридической силы, повлечёт возникновение неправового результата в виде обязанности стороны в сделке исполнить её в недействительной части.

Исходя из данного толкования, при разрешении споров между кредитором истцом и заёмщиком ответчиком , например о досрочном взыскании суммы задолженности по кредитному договору, возникших в пределах срока исковой давности, суды уменьшают размер взыскиваемой задолженности на сумму комиссии, уплаченную заёмщиком за открытие, ведение и обслуживание ссудного счёта, независимо от того, заявлялись ли встречные требования ответчиком по данному вопросу или нет. Так, заочным решением суда требования банка к должнику заёмщику-гражданину о взыскании задолженности по кредитному договору удовлетворены частично.

Учитывая, что в состав общей задолженности ответчика по кредиту была включена и задолженность по комиссии за выдачу денежных средств, комиссии за ведение счёта и комиссии за расчётное обслуживание, суд отказал в удовлетворении требований банка о взыскании с заёмщика задолженности по указанным комиссиям, взыскав с него задолженность по кредитному договору, состоящую из суммы основного долга и процентов за пользование кредитом по материалам судебной практики Тверского областного суда.

Течение срока давности по требованию о взыскании задолженности по обеспеченному поручительством кредитному обязательству, подлежащему исполнению по частям, начинается со дня невнесения заёмщиком очередного платежа и исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконными судебные постановления об отказе в удовлетворении исковых требований банка о взыскании суммы задолженности с поручителя в связи с пропуском срока исковой давности, учитывая следующее.

Судом установлено, что по условиям договора погашение кредита должно производиться заёмщиком ежемесячно, не позднее определённого числа месяца, следующего за платёжным, в соответствии со срочным обязательством, являющимся неотъемлемой частью кредитного договора. Поскольку в установленный договором срок заёмщик обязательства по внесению очередного платежа не исполнил, то именно с этой даты у банка, согласно условиям договора, возникло право требовать солидарного исполнения обязательства от заёмщика и поручителя.

В целях формирования непротиворечивой правоприменительной практики при рассмотрении аналогичных дел, связанных с требованиями о недействительности ничтожности взимаемых банками дополнительных платежей с заёмщиков-граждан при предоставлении им кредитов, судам в каждом конкретном деле следует выяснять, являются ли те или иные суммы платой за оказание самостоятельной финансовой услуги либо они предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор.

В качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства допускается только добровольное страхование заёмщиком риска своей ответственности. Так, судебная коллегия по гражданским делам областного суда, отменяя решение районного суда в части признания недействительным пункта кредитного договора, в соответствии с которым заёмщик в течение пяти рабочих дней с момента выдачи кредита обязан заключить и предоставить банку полис и договор страхования жизни и здоровья на весь срок действия договора с указанием банка в качестве выгодоприобретателя, исходила из того, что положения действующего законодательства не исключают возможности включения в кредитные договоры условия о страховании заёмщиком жизни и здоровья.

Вместе с тем такая обязанность может возникнуть у гражданина в силу договора. В соответствии со статьёй ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Согласно статье ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться, помимо указанных в ней способов, и другими способами, предусмотренными законом или договором. Приведённые правовые нормы свидетельствуют о том, что в кредитных договорах может быть предусмотрена возможность заёмщика застраховать свою жизнь и здоровье в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и в этом случае в качестве выгодоприобретателя может быть указан банк.

По данному делу судебная коллегия не установила оснований для признания оспариваемого пункта кредитного договора ущемляющим права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, а потому недействительным.

порицаю Влечет ли расторжение кредитного договора прекращение залога испытывал необъяснимый

Несмотря на обеспечение обязательств договором страхования, заёмщик от оформления кредитного договора и получения кредита не отказался, возражений против предложенных страховой компанией условий не заявил, иных страховых компаний не предложил по материалам судебной практики Омского областного суда. В другом гражданском деле суд, отказывая в удовлетворении требований истца к банку о признании недействительным условия кредитного договора о необходимости страхования жизни и здоровья заемщика, также исходил из доказанности добровольного выбора заёмщиком-гражданином условия обеспечения исполнения кредитного обязательства.

Судом по делу установлено, что при выдаче потребительского кредита гражданам банк применял разработанные им правила выдачи кредитов физическим лицам, согласно которым страхование жизни и здоровья заёмщика относится к мерам по снижению риска невозврата кредита. Данными правилами предусмотрено, что кредит может быть выдан заёмщику и в отсутствие договора страхования, но в этом случае по кредиту устанавливается более высокая процентная ставка.

Давая оценку представленным банком доказательствам, суд установил, что разница между двумя данными ставками не является дискриминационной. Кроме того, из упомянутых правил вытекает, что решение банка о предоставлении кредита не зависит от согласия заёмщика застраховать свою жизнь и здоровье с указанием банка в качестве выгодоприобретателя.

Еще по теме 6. Прекращение кредитного договора:

Суд также обратил внимание на то, что разница между процентными ставками при кредитовании со страхованием и без страхования являлась разумной. Согласно заявке на выдачу кредита, подписанной заёмщиком, он выбрал вариант кредитования, предусматривающий в качестве одного из обязательных условий страхование жизни и здоровья, с более низкой процентной ставкой по материалам судебной практики Архангельского областного суда.

Включение в кредитный договор условия об обязанности заёмщика застраховать свою жизнь и здоровье, фактически являющееся условием получения кредита, свидетельствует о злоупотреблении свободой договора. Например, решением суда исковые требования заёмщика к банку о признании недействительным условия кредитного договора, которое обусловливало получение заёмщиком кредита необходимостью обязательного приобретения другой услуги - страхования жизни и здоровья заёмщика, были удовлетворены.

Читайте также:

  • Судебные приставы проверить ограничения на автомобиль
  • Продукция не подлежащая возврату и обмену
  • Предсудебное предупреждение образец
  • Ежемесячная налоговая декларация по налогу на прибыль
  • Сколько получают адвокаты в москве